Михеев Евгений Геннадьевич

Михеев Евгений ГеннадьевичОкончил школу № 25, затем школу менеджмента при Сельскохозяйственной академии, Юридическую Академию и экономический факультет Академии Народного Хозяйства при Правительстве РФ с красным дипломом. В разные годы работал в Оренбурге, Москве, Орске, Бузулуке, Уральске (Казахстан). Командировки и путешествия добавят ещё сотню прекрасных мест в России, СНГ и заграницей, где я побывал.

Михеев Евгений Геннадьевич Михеев Евгений Геннадьевич Михеев Евгений Геннадьевич Михеев Евгений Геннадьевич

    Продаётся Оренбургская область. Цена договорная

    В ближайшие годы нашу область подстерегают две глобальные проблемы – экономический кризис и возможная потеря самостоятельности. Областную экономику нужно срочно перестраивать с сырьевой зависимости, каждый упущенный месяц приближает нас к катастрофе. Свои предложения о новой экономике изложу позже, а сейчас предлагаю затронуть тему, о которой никто не говорит и, что страшно, возможно и не думает – о самостоятельности нашей Оренбургской области.

    Скоро в стране остро встанет вопрос: почему мы так плохо живём?

    Чтобы отвлечь нас от публичной дискуссии, поиска ответов и виновных, власти могут подкинуть нам свой ответ. Главным врагом и тормозом экономического развития они могут назвать сложность управления страной с большим количеством субъектов федерации.

    Под этим предлогом федеральная власть начнёт объединять регионы. Люди кинутся защищать свою землю и бороться за право оставаться теми, кем были: воронежцами, ульяновцами, оренбуржцами. И в этой борьбе за сохранение самоидентичности пройдёт ещё один «застойный» президентский срок очередного «спасителя» страны. Простые же люди, якобы отстояв регионы, останутся со своими старыми нерешёнными проблемами.

    Мы не должны тратить время и вестись на этот очередной обман призванный скрыть несостоятельность федеральных властей в решении экономических и социальных вопросов.

    Слабое звено

    Долгие годы наш край был кормильцем соседних областей. В последние 20 лет мы отстали от них и стали политически и экономически слабым регионом. И если федеральная власть решит начать объединительную политику, то Оренбургскую область как самое слабое звено начнут делить между собой Самарская, Челябинская области и Республика Башкортостан.

    Территориально мы больше всего прижаты к Башкирии, поэтому для того, чтобы повествование было более наглядным главным героем моей ПОЛИТИЧЕСКОЙ ФАНТАЗИИ, для примера, сделаю нашего северного соседа. Но Вы можете на её место поставить любой другой регион.

    Провинция в провинции

    Де — юре мы будем объединены, а де-факто присоединены на заведомо неравных условиях, оставаясь навсегда другим регионом.

    Мы станем провинцией в провинции со всеми вытекающими финансовыми, экономическими, социальными и кадровыми последствиями. Остаточный принцип финансирования и сбор налогов теперь ещё и для Уфы станут нашими основными спутниками. Управлять «колонией»* поставят менеджеров из «метрополии»*. И не удивляйтесь, если через некоторое время во всех органах власти от прокуратуры до администраций на совещаниях будет звучать одна только башкирская (челябинская или самарская) речь.

    Технология «объединения» или «я знаю точно: невозможное возможно»

    Бюджет Оренбургской области – менее 43 млрд. руб., за 2009 год бюджет Республики Башкортостан по доходам исполнен на 93 млрд. руб.

     

    Как всё может быть:

    1.Инициативная группа создаст общественную организацию, назовём ее, к примеру «Единая Башкирия», — организация реальных дел. Её задача – усилить культурные, образовательные и экономические связи между Оренбургской областью и Башкирией. Она будет возить бесплатно пенсионеров и православных к Святым источникам в санаторий «Красноусольск», мусульман – в мечеть «Люля-Тюльпан», молодёжь – на озеро Нугуш. Учредят гранты, награды, конкурсы, «совместные проекты», благотворительные программы для всех социальных групп: сельчан, малого бизнеса, бюджетников. Будут помогать и реагировать на жалобы избирателей (ой, проговорился), жителей Оренбуржья: красить заборы, чинить проводку, ставить скамейки и детские песочницы. В общем, делать всё, чтобы мы почувствовали, как хорошо нам будет, если мы проголосуем за объединение. Вся эта деятельность потянет на 200-250 млн. руб. в год.

    Нужно ли напоминать, что «кандидаты» бывают щедрыми только в предвыборный период.

    2. Оренбургская область тратит в год более 100 миллионов рублей на освещение своей деятельности и поддержку в основном частных СМИ. «Единая Башкирия» за 200 миллионов перекупит с потрохами все наши региональные и районные СМИ, которые в течение года будут вещать о нашем светлом будущем, которое наступит в момент соединения. Также задачей СМИ станет унижение противников присоединения независимо от того, кто это будет – губернатор или простой писарь, как я.

    3. Принять решение о проведении референдума может только Законодательное Собрание Оренбургской области. Как вы думаете, 5-10 млн. руб. помогут депутату протянуть пальчик к кнопочке «За»? Тем более у них и оправдание будет: «Мы же только референдум назначаем, а решение объединяться или нет будет принимать народ». У нас 47 депутатов. С учётом того, что не все возьмут (на себя ответственность), а кто-то возьмёт мало, то на эту строчку оставим 350 млн. руб.

    4. Проведение референдума – это как проведение «честных» выборов: у кого СМИ и деньги, тот и в дамках. Ещё 100-150 млн. – и народ дружно идёт голосовать за «рай на земле».

    Итого: цена безболезненного присоединения – меньше одного миллиарда рублей. Купят область за копейки. «Отобьют» деньги быстро и многократно.

    Артподготовка

    Предположим, что Кремль уже готовит такую «реформу» совместно с высокопоставленными людьми из Уфы. Тогда многие движения становятся понятными: увод «газпромовских» и иных ключевых налогов для экономического ослабления нашего региона; замена ГТРК «Оренбург» на региональный корпункт, понижающий наш статус в медиа — пространстве России; требование президента Башкирии отдать им памятник истории Караван-Сарай. Всё это может быть наступлением на идеологическом поле с возможностью усилить просветительскую и религиозную работу среди оренбуржцев.

    К этому можно добавить, что десятки башкирских компаний, от АЗС «Салават», теле-, интернет-провайдера «Уфанет» до производителей продуктов питания, уже давно и крепко обосновались на нашем рынке, выигрывая местных бизнесменов по качеству товаров и предоставляемых услуг.

    Разведка боем

    Если рассматривать всё с точки зрения «мирового заговора» против нас, то и муниципальные выборы в Красногвардейском районе, свидетелем которых я был, можно представить как репетицию будущего референдума.

    Многонациональный район был разделён пополам. Один из кандидатов делал упор на национальный фактор. Большая часть его агитации и концертов велась на негосударственном башкирском языке, русскоязычные в это время стояли за дверями клубов или сидели дома. Представители этой республики приезжали и рассказывали, насколько лучше живётся у них, чем в Оренбургской области, обещали жителям района поддержку. Религиозные «агитаторы» оттуда в это время вели работу в мечетях и по домам.

    Менее 30% нерусскоговорящего населения района дисциплинированно пошли на выборы и избрали себе собственного главу района. Факт национального голосования у меня зафиксирован документально. Почему бы теперь не перейти к референдуму?

    Что делать?

    Единственный способ защитить себя — это упредить удар. Громко и чётко сказать федеральной власти, чтобы вопрос по Оренбургской области даже не пробовали в этой связи рассматривать, т.к. мы никогда на референдуме не проголосуем за объединение с Башкирией, Самарой, Челябинском или Татарстаном.

    Не нужно уже объяснять, что мы от этого только потеряем.

    Тем важнее сейчас избрать нормальный состав Законодательного Собрания, в котором не будет монополии одной партии, через которую можно протащить любое решение. Уже сегодня на встречах с кандидатами в депутаты спрашивайте, проголосует он за то, чтобы референдум об объединении регионов состоялся или нет. Требуйте от него чёткого ответа — да или нет.

    Оренбуржью более четверти тысячелетия и не нам ставить точку в его истории.

    Думаете, всё вышеописанное бред, ерунда, не может этого быть? Возможно, только когда вы услышите рассуждения от «якобы экспертов, экономистов, политиков» о том, как здорово заживёт народ, когда объединятся две «мощные» экономики, будет уже поздно. Это будет означать, что решение о присоединении Оренбуржья уже принято и осталось только технически протащить его, а для этого нас начнут обрабатывать, зомбировать и готовить к голосованию «ЗА». Лучшим для нас будет никогда не услышать этих «экспертов».

    Мы все неглупые люди, поэтому наша сегодняшняя задача расшифровать замыслы власти и сорвать их на стадии идеи.

     

    Михеев Евгений,
    Председатель Совета
    «Российского союза налогоплательщиков» в Оренбургской области

     

    *Колония — это зависимая территория, находящаяся под властью метрополии, без самостоятельной политической и экономической власти, управляемая на основе особого режима. Колониальный режим не предоставляет права граждан населению контролируемой территории, сравнимые с правами граждан метрополии. При этом граждане метрополии пользуются в колониальных территориях большей властью и привилегиями, по сравнению с коренным населением.