Михеев Евгений Геннадьевич

Михеев Евгений ГеннадьевичОкончил школу № 25, затем школу менеджмента при Сельскохозяйственной академии, Юридическую Академию и экономический факультет Академии Народного Хозяйства при Правительстве РФ с красным дипломом. В разные годы работал в Оренбурге, Москве, Орске, Бузулуке, Уральске (Казахстан). Командировки и путешествия добавят ещё сотню прекрасных мест в России, СНГ и заграницей, где я побывал.

Михеев Евгений Геннадьевич Михеев Евгений Геннадьевич Михеев Евгений Геннадьевич Михеев Евгений Геннадьевич

    В День Победы народ-освободитель оказался в гетто

    Парад1Ге́тто — районы крупных городов,

    где изолированно проживают

    этнические меньшинства,

    добровольно либо принудительно,

    в более или менее жёстких условиях.

    Воодушевлённые оренбуржцы, нарядные, с шариками и флажками утром 9 мая пошли на парад, чтобы своим деткам показать героев войны – ветеранов, приобщить их к истории и традициям нашей страны. Эти люди без дорогих государственных программ по патриотическому воспитанию детей и молодёжи прививают своим детям любовь и уважение к своей Родине.Парад Победы 2

    Но, приехав в центр города, они с удивлением обнаружили, что место проведения парада оцеплено милицией и обтянуто красно-белой спецлентой за два квартала до праздника. Многие безрезультатно пытались договориться с полицейскими. Другие, устав шагать, послушно вставали и начинали вглядываться и вслушиваться в 500-метровую даль, где шёл без них «народный праздник».

    Так ещё центр Оренбурга от оренбуржцев (!) никогда не закрывали. Улица Володарского закрыта, от здания МВД на Комсомольской люди шли в сторону Постниковой, по которой повернуть человеку налево можно было только на Кобозева возле прокуратуры, пер. Свободина был «свободен», но закрыт для прохода. И только по Володарского сзади можно было подняться до Дома Советов, но парад оттуда не виден. В своём городе я почувствовал себя ненужным и чужим.

    Конечно, наши взяли эту моду огораживаться у Москвы. Там бедненькие и послушные москвичи давно привыкли быть за оградками, покорно стоять и пропускать несущиеся без всяких правил кортежи и просто мигалки и т.д. Но они всё равно считают себя счастливчиками: в их «гетто» много музеев, театров и спортивных сооружений, которые им позволено посещать, принося прибыль бюджету, дабы не мешаться у начальства под ногами.

    Для кого организован «народный» праздник?

    ПП 3

    Ради кого русский народ оказался в этом изолированном гетто? Ради ветеранов? Да я ни за что не поверю, что дети с шариками, ради которых они воевали, помешают им смотреть парад. А вот показушным начальникам простолюдины всегда мешают. Поэтому и отгораживаются они от людей, нанимают за наши деньги армию и полицейских, которые на улицах и во всех административных зданиях охраняют их покой от незваных налогоплательщиков.

    Они людей боятся, поэтому даже показательные встречи с народом «верхи» проводят только с тщательно отобранными и проверенными «кадрами», которые задают только заранее им написанные или согласованные вопросы.

    «Братья и сёстры!», «Дорогие россияне!», «Дорогие сограждане!», «Власть в стране принадлежит народу!», «Ваш покорный слуга» и прочие пафосные вещи говорит народу власть только тогда, когда ей страшно и требуется пушечное мясо для войны, трудовых подвигов или во время выборов, чтобы продлить себе праздник жизни. В остальное время: «Пошли вон, плебеи, за оградку!»

    «Я ведь там ни хрена не боялся».ПП 4

    На площади было установлено менее четырёхсот кресел для ветеранов, но на них присутствовали и другие гости разных возрастов. В лучшем случае самих ветеранов Великой Отечественной войны на празднике было человек сто. На другой стороне стояли представители правительства области, города, «Единой России», чиновники из других организаций со своими детьми и родственниками. Их было человек 800.

    Если бы организаторы сделали закрытый концерт для ветеранов, пригласив их в любой концертный зал города, то никто бы не пикнул. Но выгнать народ со всенародного (!) праздника могли только чёрствые, зажравшиеся чиновники (можно просто твари).

    У Эльдара Рязанова в фильме «Гараж» есть ветеран войны, которого исключили из кооператива, но когда начальство узнало, что он воевал, они его восстановили. Долго он не выдержал: «Я всё молчал, молчал. Но как же, меня купили, приняли назад, я и растаял… и предал моих товарищей. Подумать только, что со мною стало… Да разве на фронте я б себе так позволил? Я ведь там ни хрена не боялся! А здесь из-за этого паршивого гаража… Есть такая избитая фраза «Я с ним бы в разведку пошёл». Так вот сегодня я сам с собой в разведку не пошёл бы».

    ПП 5Думаю, если бы та сотня настоящих ветеранов, из-за которых, якобы, перекрывали улицы, изолируя их от правнуков и праправнуков Великой Победы, узнали об этом, то они бы возмутились, повторив монолог ветерана из этого кинофильма.

    Не за это они кровь проливали, чтобы начальство на площади развлекать, а детей за два квартала от них за спецлентами прятать.

    Вечная память тем, кто подарил нам мир и жизнь!

     

    Страшная трагедия произошла у наших знакомых несколько лет назад.

    Дедушка-фронтовик, с особым трепетом ежегодно ожидавший День Победы, одев свой китель с наградами, пошёл на парад. Тогда ещё ходили ветераны в своём строю маршем. Подойдя к проспекту Победы, где проходил парад, он наткнулся на милиционеров, которые не пустили его в строй.

    «Как же, сынки, я ж воевал, вот мои награды! Пустите, ребята, меня к своим».

    «Не положено», — холодно отрезали они любые его попытки уговорить (!) их.

    Дед с парада домой вернулся мрачнее тучи. Закрылся у себя в комнате и два дня не выходил из неё. На третий день он умер.