Михеев Евгений Геннадьевич

Михеев Евгений ГеннадьевичОкончил школу № 25, затем школу менеджмента при Сельскохозяйственной академии, Юридическую Академию и экономический факультет Академии Народного Хозяйства при Правительстве РФ с красным дипломом. В разные годы работал в Оренбурге, Москве, Орске, Бузулуке, Уральске (Казахстан). Командировки и путешествия добавят ещё сотню прекрасных мест в России, СНГ и заграницей, где я побывал.

Михеев Евгений Геннадьевич Михеев Евгений Геннадьевич Михеев Евгений Геннадьевич Михеев Евгений Геннадьевич

    Все мы «террористы»

     

    Народ, пшёл вон!

    Народ, пшёл вон из коридоров власти!

    Последние 10 лет мы живём в состоянии недоверия и ограничения. Нас, граждан Российской Федерации, жителей Оренбургской области, наёмные работники-администраторы из исполнительной власти к себе не пускают. Они давно загородились от народа турникетами, рамками металлоискателей и постами полиции. Их совершенно не смущает, что существуют они за счёт нас, налогоплательщиков.

    То же самое сделали и народные избранники, называемые депутатами.

    Правительство Оренбургской области и Законодательное Собрание Оренбургской области, имеют жёсткую пропускную систему.

    Исполнительная и законодательная ветви власти давно уже очистили свои коридоры от «праздношатающихся» граждан и работают в полном покое и благоденствии.

    Работают на нас, за наш счёт, но нас к себе не пускают.

    Теперь и в судах

    Недавно к этим двум «веточкам» власти присоединилась судебная.

    В её коридорах «балом правят» судебные приставы, которые, ссылаясь на распоряжение главного судьи, не пускают никого, кроме тех, кто непосредственно участвует в процессах.

    По законам Российской Федерации гражданин РФ имеет право присутствовать на любом судебном заседании. Ограничение есть только для закрытых процессов.

    Но что такое закон, когда есть распоряжение? С такими мыслями несколько приставов решили вывести из суда известного правозащитника Вячеслава Дюндина, который возглавляет общественную организацию «Комитет против пыток». Он ожидал слушания по своему делу, а им это не понравилось.

    В.Дюндин

    Перечисление законов и пунктов Конституции их не убедило. Они не стали применять физическую силу только потому, что судья, к которой обратился Вячеслав Дюндин, позволила остаться.

    Охранники затаили обиду и задержали В.Дюндина на выходе, предъявив ему обвинение в нарушении порядка. Дело дошло до суда, где они уже пытались инкриминировать В.Дюндину то, что он физически не позволял им делать обход и осмотр кабинетов на предмет антитеррористической угрозы.

    Видеокамеры, судьи, ставшие свидетелями по делу, подтвердили ложь приставов и законность действий Вячеслава Дюндина. Суд он выиграл, но сколько хамства, беззаконья и самоуправства ещё «гуляет» по стране! На каждого властью обличённого одного Дюндина не хватит.

    За свои права, как и за место под солнцем, постоянно нужно бороться самим, иначе останемся в тени и зачахнем.

    Публичные слушания тоже не для всех

    На прошлой неделе в Законодательном Собрании состоялись «публичные слушания» по вопросу формирования «народного бюджета». И то и другое в кавычках, потому что ни то, ни другое без них писать нельзя.

    Сейчас, перед выборами, чтобы хоть как-то приблизиться к людям, «Единая Россия» везде вставляет слова «народ, народный, общенародный». Конечно, от этого народным ничего не становится. Это как с халвой: сколько ни говори «халва», а во рту слаще не становится.

    С публичным такая же история. Чтобы придать массовости, это театральной постановке в зал нагнали студентов, раздав им вопросы. Пригласили некоторых депутатов и чиновников, работающих в этой области.

    Но под публичностью (от лат. publicus — общественный) подразумевается посещение этого мероприятия обычными гражданами, т.е. той самой публикой, от которой происходит слово «публичный».

    Чиновники, организовывающие слушания, по закону обязаны через СМИ известить об этом общественность. Они так и сделали, но, как настоящие бюрократы, без собственного «творчества» обойтись не смогли. В результате были добавлены правила, по которым регистрироваться на посещение слушаний нужно заранее. Заявки прекращали принимать за неделю (!) до слушаний. Таким образом, приехавших в день собрания орчан без регистрации не пустили. Не попали на них и журналисты радиостанции «Эхо Москвы в Оренбурге». Они, как и представители города Орска, приехавшие за 270 километров, простояли у входа в здание.

    Угроза

    Всё понимаю. Полицейские должны поддерживать порядок и безопасность, но можно же просто посмотреть документы, записать пришедшего в журнал, проверить на наличие опасных вещей, оружия и пропустить. Но нет. Полицейским дано указание не пропускать никого, кроме согласованных. А чтобы стать оным, человеку это нужно доказать через телефоны, заявления, прошения и т.д. тем же чиновникам. Не за людей эта власть.

    Турникеты, полицейские, металлоискатели и другие меры нужны для обеспечения безопасности органов власти в связи с возросшей террористической активностью.

    Страх заставляет их постоянно повышать эти меры.

    Так, на последних праздниках, посвящённых Дню победы, был перекрыт ограждениями и полицейскими весь центр города. Не пускали к празднованию никого, кроме приглашённых, даже семейные пары с детьми («В День Победы народ-освободитель оказался в гетто», «Бронетехника «победителей»).

    Полосатая лента

    К приезду высокопоставленных гостей также перегораживают наши улицы («Кому они нужны???«).

    Все эти действия заставляют задуматься…

    Если настоящие подготовленные и вооружённые террористы решат провести спецоперацию, остановят ли их 2 милиционера и турникет на входе в здание правительства? Сможет ли их остановить полосатая ленточка, которой окружён город во время праздника?

    Думаю, что нет.

    Тогда от кого загораживаются начальники? Кто их так пугает? От кого защищаются власти?

    "Террористическая" угроза

    Все мы «террористы»

    Террор (terror) с латинского переводится как «страх, ужас».

    Все вышеописанные меры безопасности не способны защитить никого от настоящих террористов. Они эффективно защищают власть только от народа, от своих же законопослушных граждан, которых способно остановить отсутствие пропуска или «ксивы» — удостоверения.

    Вот кто, оказывается, вселяет во власть страх и ужас — народ. Мы с вами.

    Все мы оказывается «террористы» для нашей власти, и это не метафора.

    Мы их пугаем, но не сильно. Мы же терпеливые. Сначала позволили встать у нас за спиной; потом не стали бить по рукам, когда они засунули их к нам в карманы; затем не взбрыкнули, когда они присели к нам на спину… А теперь они уже залезли к нам на шею и начинают медленно сдавливать горло.

    Ферзь и пешки

    Дышать нам становится всё труднее, идти и нести «жирных чиновников» всё тяжелее, но мы справимся. Мы же великая нация, и у нас свой особый путь! Путин нам его укажет. Вперёд, товарищи!